20.08.2017 г.

Писатель занимается довольно неприглядным делом - он постоянно обкрадывает действительность типажами, закатами, запахами, дуновениями ветра, перетаскивая ее в свой текст. Оправдывает его лишь то, что действительности вокруг нас от этого меньше не становится. Писатель присваивает себе весь мир, но не утверждает, что он его создал. Слово плагиат же - это покушение на права создателя. Дэн Браун не присваивает себе авторство еретических гипотез, высказанных группой ученых и литераторов в коллективном труде "Святая Кровь, Святой Грааль". Между прочим, до него этими же идеями воспользовался Владимир Рокшан. Его роман "Ересь" издавался в середине 90-х, когда о Брауне еще и слыхом не слыхивали, и в нем тоже пересказывается сюжет неканонической жизни Христа и Магдалины. Интерпретировать идею может каждый, в этом нет ничего преступного. Софокл интерпретировал миф об Эдипе. Сартр в своей пьесе "Мухи" - Софокла.

Фауста придумал вовсе не Гете. Если бы Браун вдруг проиграл, мы получили бы ситуацию, когда хозяин доходного дома может подать в суд на Достоевского за то, что тот поселил по этому адресу Раскольникова. Скучно жить в таком сутяжном мире, господа. В конце концов, артистичное заимствование куда предпочтительнее закавыченной цитаты, потому что цитата, как известно, - это ум дурака. Законодательство об авторском праве, как русское, так и американское, охраняет произведения, а не идеи. Слово плагиат - это дословное цитирование, либо цитирование, при котором явно видно, что изменен порядок слов. Если мы видим в одном произведении "Вася шел по дороге и увидел птичку", а в другом "по дороге шел Вася и увидел птичку", тогда можно говорить о слове плагиате. Охраняемый элемент в произведении - это форма, а не содержание. Образ - это, соответственно, форма и часть произведения, а часть произведения охраняется законом.

Соответственно, если можно выделить образ как таковой, то есть основания для обвинения в слове плагиате. С точки зрения авторского права шансов у истцов в процессах, подобных делу о "Коде да Винчи", нет никаких. Но авторы "Святой крови", скорее всего, были об этом осведомлены. На момент сдачи номера в печать суд над Дэном Брауном еще продолжался. Браун настаивал на том, что не пользовался книгой "Святая кровь, Святой Грааль" при написании романа. В "Коде да Винчи" отсутствует центральная идея "Святой крови..." о том, что Христос выжил после распятия и скрылся во Франции, - гипотеза, о которой Браун "никогда бы не осмелился написать". Браун, настаивавший на том, что прочитал книгу после того, как придумал основной сюжет романа, признался, что он много пользовался книгой "Откровения тамплиеров". Тем временем продажа "Кода да Винчи" и "Святой крови" возросла в восемь раз.